Неправильное толкование норм материального права ведет к незаконности судебного акта

В связи с тем, что статья: «Выселение из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения» получилась объемной, она была разделена на 4 части. Продолжим рассмотрение статьи в 3 части. 

Разрешая спор и удовлетворяя исковое требование УФСБ России о выселении семьи К-х из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, суд первой инстанции исходил из того, что спорная квартира является собственностью Российской Федерации, закреплена за УФСБ России на праве оперативного управления, предоставлена К.Р.С. и членам его семьи на условиях служебного найма, с момента возникновения в 2012 и 2013 годах права собственности К.Е.А. на две квартиры и жилой дом наниматель служебного помещения К.Р.С, К.А.Р. и К.М.Р. не являлись нуждающимися в жилом помещении и не могли быть признаны таковыми. К.Р.С. при жизни право на обеспечение жилыми помещениями не приобрел. Отсутствие у К.А.Р. и К.М.Р. права собственности на жилые помещения с учетом того, что они являются членами семьи собственника жилых помещений К.Е.А., не является достаточным основанием для отнесения указанных лиц к категориям граждан, не подлежащих выселению из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Отменяя решение суда в части удовлетворения иска УФСБ России о выселении ответчиков из спорного жилого помещения и отказывая в удовлетворении данных требований, судебная коллегия указала на то, что выводы суда первой инстанции об утрате К.Е.А., К.М.Р., К.А.Р. права пользования спорным жилым помещением сделаны без учета пунктов 27 и 28 Типового положения о находящемся в государственной собственности служебном жилищном фонде, переданном в управление органам внутренних дел, органам федеральной службы безопасности, органам по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенным органам Российской Федерации и внутренним войскам Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2002 г. № 897, которое является действующим нормативным правовым актом, устанавливающим дополнительные, по сравнению с нормами, содержащимися в статье 103 Жилищного кодекса Российской Федерации, льготы для сотрудников Федеральной службы безопасности.

Изучив представленные по запросу суда апелляционной инстанции комиссионную справку Управления ФСБ России по результатам проверки по факту небоевой безвозвратной потери (смерти в результате болезни) подполковника К.Р.С. от 4 сентября 2017 г., заключение Центральной военно-врачебной комиссии ФСБ России от 26 сентября 2017 г., принимая во внимание показания представителя истца Г.М.Ю., судебная коллегия признала доказанным то обстоятельство, что К.Р.С. является военнослужащим, умершим при исполнении обязанностей военной службы. При таких обстоятельствах, руководствуясь пунктом 28 Типового положения, предусматривающем, что без предоставления другого жилого помещения не могут быть выселены из служебного жилого помещения члены семьи сотрудника, погибшего (умершего) при исполнении служебных обязанностей (обязанностей военной службы), которому было предоставлено служебное жилое помещение, судебная коллегия пришла к выводу об отказе в удовлетворении требований УФСБ России о выселении ответчиков из спорной квартиры. С такими выводами суда Судебная коллегия не согласилась.

Продолжение статьи: «Выселение из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения».

Категория: Юридическая рубрика | Добавил: Administrator (2020-03-25) |
Просмотров: 64 | Теги: выселение, апелляционная инстанция
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наверх