Назначение судебной экспертизы в суде апелляционной инстанции

В связи с тем, что статья: «Требования о запрете размещения ульев с пчелами на земельном участке» получилась объемной, она была разделена на 4 части. Продолжим рассмотрение статьи в 4 части. 

Согласно частям 1-4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Доказательством по делу является заключение эксперта, сформулированное на основе проведенной экспертизы. В силу положений статьи 188 этого же кодекса в необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- или видеозаписи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (часть 1). Специалист дает суду консультацию в устной или письменной форме, исходя из профессиональных знаний, без проведения специальных исследований, назначаемых на основании определения суда (часть 3).

Ответчик, возражая против исковых требований, ссылался на исследование  от 15 октября 2018 г. эксперта ООО «Название» Ю.Р.О., выводы которого положены в основу определения суда апелляционной инстанции. Вместе с тем суд не учёл, что указанное заключение было составлено не на основе определения суда о назначении экспертизы, а по заказу ответчика. Таким образом, данное доказательство следует квалифицировать не как заключение эксперта применительно к положениям статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а как письменное доказательство, к которому предъявляются иные требования. Истцы, не соглашаясь с указанным экспертным исследованием, указывали на допущенные в названном заключении эксперта ошибки и противоречия, а также на то, что эксперт не предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения. Суд апелляционной инстанции, обосновав свой вывод об отсутствии нарушения прав истцов со стороны ответчика на исследовании эксперта ООО «Название» от 15 октября 2018 г. указанным доводам истцов оценки не дал и не учёл, что указанные выше возражения ответчика могли быть подтверждены либо опровергнуты заключением судебной экспертизы, проведённой в соответствии со статьей 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку для разрешения спора требуются специальные познания. Вместе с тем, при рассмотрении дела вопрос о проведении экспертизы судом не ставился и со сторонами по делу не обсуждался.

Согласно пунктам 2, 15 Ветеринарных правил содержания медоносных пчел в целях их воспроизводства, выращивания, реализации и использования для опыления сельскохозяйственных энтомофильных растений и получения продукции пчеловодства, утвержденных Приказом Минсельхоза России № 194 от 19 мая 2016 г., пчелы, содержащиеся в хозяйствах, подлежат учету и идентификации в соответствии со статьей 2.5 Закона о ветеринарии, согласно которой, в населенных пунктах осуществляется содержание миролюбивых пород пчел. Обосновывая заявленные исковые требования о запрете размещения ульев с пчелами (пасеки) истцы указывали, что формальное соблюдение  М.В.В. ветеринарно-санитарных правил содержания ульев с пчелосемьями само по себе не исключает угрозу для их здоровья, так как ответчиком содержаться пчелы неустановленной породы. Вместе с тем, судом апелляционной инстанции, в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доводам истцов о том, что ответчиком не представлено доказательств содержания пчел миролюбивых пород, поскольку отсутствует идентификация пчел с указанием соответствующей породы, оценки не дано.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса. Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»). Указанные требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела не выполнены. С учетом изложенного, Судебная коллегия апелляционное определение отменила, и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Категория: Юридическая рубрика | Добавил: Administrator (2020-03-16) |
Просмотров: 47 | Теги: суд, экспертиза, Правила оценки доказательств
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наверх