Заявление о пропуске срока исковой давности со стороны третьего лица

  В связи с тем, что статья: «Оспаривание договора дарения в процессе банкротства гражданина» получилась объемной, она была разделена на 7 частей. Продолжим рассмотрение статьи в 7 части.   
   Между тем в апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам областного суда, которым решение городского суда отменено полностью, не содержится каких-либо выводов в отношении соответчиков В.Ю.В. и Г.Т.В. В данном судебном постановлении отсутствует указание об удовлетворении либо отказе в удовлетворении иска к соответчикам. Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что Г.Т.В. была привлечена к участию в деле формально, не может быть принята во внимание, поскольку это не освобождало суд от обязанности принять в отношении соответчиков соответствующее процессуальное решение, предусмотренное Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации. Согласно пункту 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.
    В пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» разъяснено, что поскольку исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре (пункт 2 статьи 199 ГК РФ), соответствующее заявление, сделанное третьим лицом, по общему правилу не является основанием для применения судом исковой давности. Вместе с тем заявление о пропуске срока исковой давности может быть сделано третьим лицом, если в случае удовлетворения иска к ответчику возможно предъявление ответчиком к третьему лицу регрессного требования или требования о возмещении убытков. Отказывая в применении исковой давности по заявлению Я.В.С., суд апелляционной инстанции указал на то, что она как третье лицо не вправе заявлять о сроке исковой давности, поскольку отсутствуют сведения о наличии у ответчиков возможности предъявить к ней регрессное требование или требование о возмещении убытков. Между тем из материалов дела следует, что ранее  определением городского суда было удовлетворено заявление о наложении обеспечительных мер на спорное недвижимое имущество - земельный участок и жилой дом.
   Решением этого же суда были удовлетворены исковые требования Я.О.С. к Я.С.В., Я.Л.А., Я.Ю.С. о признании недействительными договоров дарения указанного выше недвижимого имущества, заключенных между Я.С.В. и Я.Л.А., а в последующем между Я.Л.А. и Я.Ю.С. Я.О.С. указывала, что в случае удовлетворения требований Я.Л.А. к Я.С.В. по настоящему делу последний будет вправе требовать с Я.О.С. возмещения убытков, причиненных ему наложенными обеспечительными мерами. Такое требование может быть заявлено и к наследникам Я.О.С. в порядке статьи 1112 ГК РФ.
    Судом также не дана оценка доводу Я.В.С. о том, что удовлетворение иска за пределами срока исковой давности приведет к невозможности обращения взыскания на имущество, являющееся предметом оспариваемого договора дарения, в счет исполнения обязательств Я.С.В. перед Я.В.С. как правопреемника умершей Я.О.С, в пользу которой было возбуждено исполнительное производство по взысканию с должника Я.С.В. задолженности в размере 7 730 471,03 долларов США. На это же ссылался и финансовый управляющий Я.С.В., в обязанности которого входит принятие мер по выявлению имущества гражданина и обеспечение его сохранности (пункт 8 статьи 2139 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». С учетом изложенного Судебная коллегия апелляционное определение отменила, и направила дело на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 

Категория: Юридическая рубрика | Добавил: Administrator (2018-11-03) |
Просмотров: 14 | Теги: исковая давность, апелляционное определение, оценка доказательств
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наверх