Начало течения срока исковой давности по разделу имущества супругов

        В связи с тем, что статья: «Срок исковой давности по разделу имущества супругов» оказалась довольно объемной, статья была разделена на 2 части. Продолжаем рассматривать статью: «Срок исковой давности по разделу имущества супругов». 
            Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции по заявлению ответчика применил к спорным правоотношениям в части раздела квартиры по адресу: ____,  машино-мест № 1 и № 2, расположенных по адресу: ___, долей в уставном капитале ООО «Название компании» и ООО «Название компании 2» срок исковой давности, установленный пунктом 7 ст.  38 СК РФ. При этом суд исходил из того, что после расторжения брака раздел имущества бывших супругов фактически был произведён в 2010 году, что подтверждается получением истцом от ответчика после расторжения брака в соответствии с брачным договором денежной компенсации в определенном размере, в то время как с иском в суд истец обратилась лишь 3 декабря 2015 г., то есть за пределами трёхлетнего срока исковой давности. Доказательств того, что о нарушенном праве истец узнала в 2014 году, равно как и доказательств уважительности причин пропуска срока исковой давности, истцом не представлено. Отказывая в удовлетворении исковых требований истца о разделе  иного имущества, суд исходил из того, что квартира и машино-место, расположенные по адресу: ___, были приобретены на имя ответчика после заключения между супругами брачного договора и в соответствии с его условиями являются собственностью ответчика. Доли в уставном капитале ООО «Название компании 1» и ООО «Название компании 2» приобретены ответчиком после расторжения брака с ответчиком. Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции. 
Судебная коллегия пришла к выводу, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о пропуске истцом срока исковой давности для обращения в суд с требованием о разделе квартиры и машино-мест, расположенных по адресу: ___ , сделаны с существенным нарушением норм  материального и процессуального права, что выразилось в следующем. 
         Положениями ст. 34 СК РФ и ст. 256 ГК РФ предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона. К общему имуществу супругов согласно пункту 2 ст. 34 СК РФ относятся в том числе приобретённые за счёт  общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи,  вклады, доли в капитале. Из материалов дела следует, что квартира и два машино-места, находящиеся по адресу: __, доли в уставных капиталах ООО «Название 1» и ООО «Название 2» были приобретены в период брака супругов, до заключения между ними брачного  договора, в связи с чем в силу ст. 34 СК РФ являются совместной собственностью супругов. В соответствии с пунктом 1 статьи 38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть произведён как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов. Пунктом 7 статьи 38 СК РФ предусмотрено, что к требованиям супругов о разделе общего имущества  супругов, брак которых расторгнут, применяется трёхлетний срок исковой  давности. При этом течение трёхлетнего срока исковой давности для требований о  разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов,  брак которых расторгнут, следует исчислять со дня, когда супруг узнал или  должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество (пункт 2 статьи 9 Семейного кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 200  ГК РФ).  Аналогичные разъяснения содержатся в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О  применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». Таким образом, срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда  бывшему супругу должно было стать или стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация права собственности на имущество за одним из супругов, прекращение брака, и т.п.). 
           Однако суд срок исковой давности по требованиям истца о  разделе квартиры и машино-мест исчислил не с того дня, когда она узнала или должна была узнать о нарушении своего права, а с 2010 года (с момента раздела части совместного нажитого имущества), когда ей по условиям брачного договора была выплачена компенсация за иное имущество (доли в уставных капиталах ООО «Название компании 4», ООО «Название компании 5», ООО «Название компании 6»), которое предметом настоящего спора не являлось, что противоречит приведённым выше нормам Семейного кодекса РФ и разъяснениям по их  применению, данным Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, а также фактическим обстоятельствам дела, установленным судом. Исчисляя начало течения срока исковой давности для раздела квартиры и  машино-мест с 2010 года, суд указал на то, что после расторжения брака в  соответствии с условиями заключённого между супругами брачного договора от  9 декабря 2008 г., раздел имущества бывших супругов фактически был произведён, что подтверждается получением истцом от бывшего мужа  денежной компенсации в определенном размере, о чём свидетельствуют её  расписки. 
           Между тем суд не учёл, что содержащееся в п.  2.3 брачного договора условие о компенсации истцу за отказ от принадлежащего ей права собственности на доли в уставных капиталах ООО «Название компании 4», ООО «Название компании 5», ООО «Название компании 6» в пользу истца, исходя из буквального его толкования в соответствии с требованиями ст. 431 ГК РФ, относится лишь к указанным в данном пункте брачного договора объектам имущества, а не ко всему имуществу, нажитому супругами в период брака. Исходя из положений пункта 6 ст. 38 СК РФ произведённый раздел части совместно нажитого имущества  супругов означает прекращение права общей собственности только на  разделенное имущество. Та часть общего имущества супругов, которая не  была разделена, продолжает составлять их совместную собственность. Предъявленное истцом к разделу совместно нажитое в браке с ответчиком имущество (квартира  и два машино-места, находящиеся по адресу: __) разделено между бывшими супругами не было, в связи с чем вывод суда о начале течения срока исковой давности по  данному требованию с 2010 года (момента раздела иного совместно нажитого имущества супругов) является ошибочным. 
        Из материалов дела следует, что после расторжения в 2009 году брака между ответчиком и истцом у бывших супругов отсутствовал спор относительно указанного выше имущества.  Истец беспрепятственно пользовалась спорной квартирой. С требованием о разделе квартиры и машино- мест она не обращалась в связи с отсутствием такой необходимости и  отсутствием нарушения её прав со стороны ответчика. От своего права  собственности на квартиру и машино-места истец не отказывалась. Как указывала истец, только с 2014 года ответчик стал препятствовать  ей в пользовании указанным совместно нажитым имуществом. Между тем в нарушение положений указанных выше норм материального  права судом не исследовались обстоятельства, связанные с установлением  момента, когда истцу стали чиниться препятствия в пользовании  спорными квартирой и машино-местами. Неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств  привело к неправильному определению начала течения срока исковой давности в  части требований о разделе квартиры и машино-мест. Судебная коллегия отменила решение суда, и апелляционное определение в указанной части, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В остальной части судебные акты оставлены без изменения.

Категория: Юридическая рубрика | Добавил: Administrator (2018-06-20) |
Просмотров: 415 | Теги: срок исковой давности, определение, совместно нажитое имущество, исковые требования, расторжение брака
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наверх