Вывода суда основаны на ошибочных выводах эксперта

    В связи с тем, что статья: «Признание строения (бани) самовольной постройкой» получилась объемной, она была разделена на 3 части. Продолжим рассмотрение статьи в 3 части.  
   Применительно к приведенным нормам материального и процессуального права собственник, заявляющий такое требование, основанием которого является факт нарушения действующих норм и правил, регламентирующих возведение строения (бани) на земельном участке, а также нарушение прав и охраняемых законом интересов, должен доказать нарушение его права на владение и пользование участком со стороны лица, к которому заявлены эти требования. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что иск о сносе бани Е.С.Г. подлежит удовлетворению, поскольку ее существование угрожает жизни и здоровью истца из-за несоблюдения при строительстве спорного объекта расстояний между баней и границей земельного участка (фактическое расстояние - 0,27 м., а согласно пункту 1 СНиП 2.07.01-89*. Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений» должно составлять 1 метр) и расстояния между баней Е.С.Г. и беседкой Б.Ш.Р. (согласно пунктам 7 и 7.1 тех же Правил данное расстояние должно составлять 10 метров, а фактическое - 9,7 м). На указанные нормативы суд второй инстанции сослался, исходя из заключения ООО «Название организации». 
     Однако суд не учел, что эксперт ссылался на пункты 2.12, 7, 7.1 и приложение 1, таблицу 1 СНиП 2.07.01-89*. Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», утвержденных Постановлением Госстроя СССР от 16 мая 1989 г. № 78, которые на момент рассмотрения дела не подлежали применению, поскольку в соответствии с пунктом 30 Перечня национальных стандартов и сводов правил (частей таких стандартов и сводов правил), в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2014 г. № 1521, следовало руководствоваться СП 42.13330.2011 «СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений». Разделы 1 (пункт 1.1), 4, 5 (за исключением пунктов 5.4, 5.7), 6 (за исключением пункта 6.3), 8 (пункты 8.2-8.6, 8.8, 8.9, 8.12-8.20, 8.24-8.26), 9, 10 (пункты 10.1-10.5), 11 (пункты 11.1-11.24,11.25 (таблица 10, за исключением примечания 4), 11.26, 11.27), 12 (за исключением пункта 12.33), 13, 14. В указанном Перечне пунктов, из которых исходили эксперт и суд, не содержится.
     Также суд не принял во внимание, что СП 30-102-99 «Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства», пункт 5.3.4, которых предусматривает, что до границы соседнего приквартирного участка расстояние по санитарно-бытовым условиям от бани должно составлять не менее 1 метра, включены в Перечень документов в области стандартизации, в результате применения которых на добровольной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона от 30 декабря 2009 г. № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» (Приказ Росстандарта от 30 марта 2015 г. № 365). Согласно содержанию данного Приказа вышеприведенный Свод правил подлежит применению на добровольной основе, а потому отступление от установленных в нем норм не является безусловным свидетельством нарушения градостроительных норм.
    Суд апелляционной инстанции сделал свои выводы, формально исходя из нарушения вышеперечисленных норм СНиП 2.07.01-89* и СП 30-102-99, которые либо утратили силу, либо не являются обязательными. При этом суд не установил, как того требуют положения статьи 304 ГК РФ, созданы ли какие-то существенные препятствия истцу в пользовании его участком наличием спорного строения. Поскольку снос объекта самовольного строительства является крайней мерой гражданско-правовой ответственности, а устранение последствий нарушений должно быть соразмерно самому нарушению, не создавать дисбаланса между публичным и частным интересом, приводящего к нарушению устойчивости хозяйственного оборота и причинению несоразмерных убытков, то незначительное нарушение действующих норм и правил, как единственное основание для сноса спорной постройки, не может бесспорно свидетельствовать о невозможности сохранения самовольной постройки при установленных по делу обстоятельствах. Таким образом, суд, разрешая спор, не определил каким иным способом, отличным от сноса строения, возможно восстановление нарушенного права истца.
    Указание суда на нарушение Е.С.Г. положений статьи 10 ГК РФ при строительстве бани не подтверждено ссылками на доказательства и факты, а носит предположительный характер. Так, судебная коллегия по гражданским делам сослалась на то, что уклон крыши бани в сторону участка истца может привести к проблемам в случае сползания снега с крыши, что влечет за собой опасность наступления несчастных случаев и нанесения травм. В то же время судом не установлено, на какое расстояние возможно падение снега и насколько минимизирует такую опасность наличие на крыши снегозадерживающих устройств, то есть являются ли эти обстоятельства существенно ограничивающими права истца на пользование своим участком. Допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Категория: Юридическая рубрика | Добавил: Administrator (2018-12-03) |
Просмотров: 179 | Теги: Иск о сносе строения, дисбаланс частных и публичных интер, самовольное строение, заключение эксперта
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наверх