Отличие мнимой сделки купли-продажи от исполненной сделки

     Заключая договор купли-продажи объекта недвижимости с целью вывода имущества из-под ареста или предотвратить раздел совместно нажитого имущества, договор купли-продажи не может считаться мнимой сделкой купли-продажи. При этом отсутствие действий по вступлению во владение имуществом со стороны покупателя не доказывает мнимость сделки. Кроме того, не переоформление лицевых счетов на оплату коммунальных услуг со стороны покупателя также не свидетельствует о мнимости сделки. Более того, не внесения платы за коммунальные услуги и содержание жилья со стороны покупателя (нового собственника) также не свидетельствует о мнимости сделки, если стороны желали отчуждения объекта недвижимости, и наступления правовых последствий договора купли-продажи. 
      Так, по одному из дел Б.Л.А. обратилась в суд с иском к К.ВВ., полагая, что заключённый между сторонами договор купли-продажи жилого дома и земельного участка является мнимой сделкой, поскольку у ответчика не имелось намерения приобретать данное имущество, деньги им не переданы, в настоящее время сделка сторонами не исполнена. Представитель К.В.В. в судебном заседании против удовлетворения исковых требований возражала, указывая, что договор купли-продажи подписан сторонами и зарегистрирован в установленном законом порядке, обязательства, принятые сторонами по условиям договора, исполнены, в связи с чем оснований для признания данной сделки недействительной не имеется. Решением городского суда в удовлетворении исковых требований отказано. Апелляционным определением  решение суда первой инстанции отменено, постановлено новое решение, которым исковые требования удовлетворены. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации отказано в передаче кассационной жалобы К.В.В. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. В кассационной жалобе К.В.В. поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 15 января 2018 г. Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Н.В.И. от 4 октября 2018 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
     При рассмотрении дела суд установил, что Б.Л.А. являлась собственником жилого дома по адресу: __ земельного участка с кадастровым номером по адресу: __ , земельного участка с кадастровым номером по адресу: __, земельного участка с кадастровым номером по адресу: __.  10 декабря 2014 г. Б.Л.А. и К.В.В. заключили договор купли-продажи указанного выше имущества. Б.А.В. (супругом Б.Л.А.) даны нотариально заверенные согласия на отчуждение недвижимого имущества. 3 В этот же день, 10 декабря 2014 г., сторонами подписан передаточный акт, согласно которому расчёты по договору купли-продажи дома и земельных участков между Б.Л.А. и К.В.В. произведены полностью, претензий к качеству передаваемого дома и земельных участков не имеется.
     Оценивая установленные обстоятельства дела, суд первой инстанции пришёл к выводу, что Б.Л.А. не представлены доказательства отсутствия у К.В.В. намерения приобрести в собственность жилой дом и земельные участки, поскольку договор купли-продажи и передаточный акт подписаны лично Б.Л.А. и К.В.В., при этом с учётом объяснений сторон истец понимала значение сделки купли-продажи недвижимого имущества и желала наступления последствий её заключения. Суд первой инстанции не принял довод истца, о том, что оплата по договору не произведена, так как он опровергается условиями подписанного договора и актом передачи недвижимости. Кроме того, суд указал, что в ходе судебного разбирательства Б.Л.А. не представлены доказательства, что ответчик К.В.В. не желал и не имел в виду наступление правовых последствий, порождаемых куплей-продажей, поскольку государственная регистрация данного договора купли-продажи произведена, что указывает, что стороны договора, подписавшие каждый данный договор лично, имели намерение надлежащим образом оформить состоявшийся по указанной сделке переход права собственности на объекты недвижимости. При таких обстоятельствах суд счёл, что в действиях сторон по договору купли-продажи от 10 декабря 2014 г. жилого дома и земельных участков отсутствует мнимость, поскольку стороны желали и предвидели наступление правовых последствий, а потому в удовлетворении заявленного Б.Л.А. иска должно быть отказано. Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции не согласился.
      Продолжение статьи: «Отличие мнимой сделки купли-продажи от исполненной сделки». 

Категория: Юридическая рубрика | Добавил: Administrator (2018-11-22) |
Просмотров: 198 | Теги: государственная регистрация, мнимая сделка, договор купли-продажи, нотариальное согласие
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наверх