Позиция КС РФ по истребованию имущества у добросовестного приобретателя

  В связи с тем, что статья: «Добросовестный приобретатель квартиры» получилась объемной, она была разделена на 3 части. Продолжим рассмотрение статьи в 3 части.   
     Как указано в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 июня 2017 г. No 16-П по делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н. Дубовца, особенности дел, по искам публично-правового образования об истребовании недвижимого имущества к добросовестному приобретателю, который в установленном законом порядке указан как собственник имущества в ЕГРП, исходя из необходимости обеспечения баланса конституционно значимых интересов могут обусловливать иное распределение неблагоприятных последствий для собственника и добросовестного приобретателя, нежели установленное в статье 302 ГК РФ. Применительно к жилым помещениям защита имущественных интересов публично-правового образования за счёт ущемления интересов добросовестного приобретателя - гражданина, который возмездно приобрёл соответствующее жилое помещение, в подобной ситуации недопустима.
      Согласно позиции Европейского Суда по правам человека, если речь идёт об общем интересе, публичным властям надлежит действовать своевременно, надлежащим образом и максимально последовательно; ошибки или просчёты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно при отсутствии иных конфликтующих интересов; риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счёт заинтересованного лица (постановления от 5 января 2000 г. по делу «Бейелер (Веуе1ег) против Италии» и от 6 декабря 2011 г. по делу «Гладышева против России»). Данная позиция была положена в основу разрешения Европейским Судом по правам человека дел, связанных с истребованием у граждан жилых помещений, поступивших в собственность публично-правовых образований как выморочное имущество (постановления от 13 сентября 2016 г. по делу «Кириллова против России», от 17 ноября 2016 г. по делу «Аленцева против России» и от 2 мая 2017 г. по делу «Клименко против России»). Приведённые выше положения закона и акты его толкования судами при разрешении настоящего дела учтены не были.
      Кроме того, в соответствии с частью 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Статьёй 195 данного кодекса предусмотрено, что решение суда должно быть законным и обоснованным (часть 1). Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (часть 2). Согласно взаимосвязанным положениям части 4 статьи 67 и части 4 статьи 198 ГПК РФ суд обязан указать в мотивировочной части решения мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. В силу части 1 статьи 327 названного кодекса данные требования распространяются и на суд апелляционной инстанции.
    Ссылаясь на недобросовестность Г.С.А., суд апелляционной инстанции не привёл доказательств, на основании которых он пришёл к такому выводу при наличии надлежащей регистрации права собственности продавца квартиры. Согласно статье 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года. В соответствии с пунктом 1 статьи 200 данного кодекса по общему правилу течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Соответственно, по требованиям публично-правовых образований в лице уполномоченных органов срок исковой давности исчисляется со дня, когда публично-правовое образование в лице таких органов узнало или должно было узнать о нарушении его прав, в частности, о своём праве на имущество и завладении этим имуществом третьими лицами.
     Исчисляя срок исковой давности со дня привлечения истца в качестве потерпевшего по уголовному делу (1 июля 2013 г.), судебные инстанции применительно к требованиям о защите права собственности не определили в качестве юридически значимого обстоятельства и не установили момент, когда собственник выморочного имущества должен был узнать об открытии наследства, в состав которого входила спорная квартира (2007 г.), и о завладении ею третьими лицами, в том числе о заключении договоров купли- продажи этой квартиры (2010 год), с учётом того, что к полномочиям государственных органов относятся вопросы регистрации граждан по месту жительства, учёт жилого фонда, регистрация актов гражданского состояния, а также регистрация прав на недвижимое имущество. Само по себе бездействие уполномоченных на то органов по оформлению прав на выморочное имущество, не означает, что публично- правовое образование в лице своих органов не должно было узнать о нарушении своего права на данное имущество. С учетом изложенное, Судебная коллегия апелляционное определение отменила, и направила дело на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 

Категория: Юридическая рубрика | Добавил: Administrator (2018-10-19) |
Просмотров: 226 | Теги: приобретатель, истребование имущества, добросовестный, КС РФ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наверх