Установление новых обстоятельств на основании экспертизы

В связи с тем, что статья: «Мнимые исковые требования с целью изменения подсудности спора» получилась объемной, она была разделена на 8 частей. Продолжим рассмотрение статьи во 2  части. 

Судом установлено, что 4 апреля 2018 г. А.Э.Г. обратился в ЗАО «Название» с просьбой согласовать проведение 22 апреля 2018 г. с 10 ч. 00 мин. до 14 ч. 00 мин. любительского спортивного мероприятия в составе нескольких человек на территории, расположенной в парке «Название». В коммерческом предложении от 9 апреля 2018 г. ЗАО «Название» уведомило А.Э.Г. о том, что стоимость четырехчасового спортивного мероприятия составит 60 000 рублей. 31 мая 2018 г. ЗАО «Название» направило в адрес А.Э.Г. претензию с требованием оплатить по банковским реквизитам стоимость проведенного 22 апреля 2018 г. несогласованного спортивного мероприятия. Судом также установлено, что право собственности ЗАО «Название» на сооружение - кольцевая велодорога, протяженностью 13 640 м - с кадастровым номером __, расположенное по адресу: __ зарегистрировано в ЕГРН 13 января 2003 г. Данное сооружение расположено на земельных участках с кадастровыми номерами ___, ___, ___, ___, __, ___, принадлежащих на праве собственности «Название». Решением Арбитражного суда от 28 июня 2007 г. на департамент земельных ресурсов возложена обязанность заключить с ЗАО «Название» договор аренды земельного участка площадью 1 468 353,9 кв.м, имеющий адресные ориентиры: ___, сроком на 25 лет по условиям проекта договора с учетом арендных платежей согласно постановлению Правительства. На основании вышеизложенного решения арбитражного суда между департаментом земельных ресурсов и ЗАО «Название» в отношении земельного участка с кадастровым номером __ заключен договор о предоставлении участка в пользование на условиях аренды (договор аренды земли) от 4 сентября 2009 г. сроком на 25 лет.

Предметом названного договора аренды земли является земельный участок площадью 1 454 350 кв.м, имеющий адресные ориентиры: __, предоставленный ЗАО «Название» во временное владение и пользование на условиях аренды для эксплуатации и развития объектов спортивного назначения, а именно кольцевой велодороги общей протяженностью 13,6 км., детской спортивной школы и горнолыжного спортивного комплекса, расположенных по адресу: ___ и других объектов спортивного назначения, а также объектов, необходимых для их эксплуатации. Земельный участок с кадастровым номером ___ предоставлен в аренду ООО «Название» на основании договора от 17 мая 2017 г. По ходатайству ЗАО «Название» определением районного суда от 10 сентября 2018 г. ООО «Название» привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. В тот же день районный суд назначил по делу судебную экспертизу по оценке сооружения на предмет его специализированности, функционального назначения и возможности альтернативного использования. Проведение экспертизы суд поручил ООО «Название компании».

Суд первой инстанции со ссылкой на заключение кадастрового инженера ООО «Название» С.М.А. от 28 июля 2016 г. признал, что земельный участок с кадастровым номером __ предоставленный ЗАО «Название» по договору аренды от 4 сентября 2009 г., сформирован без учета конфигурации расположенного на этом земельном участке сооружения (кольцевая велодорога) и его составных элементов - объектов искусственного происхождения, существующих на местности пятнадцать и более лет. Фактические сформировавшиеся на местности границы земельного участка не соответствуют местоположению границ земельного участка, учтенных в ЕГРН. Указанная в кадастровом паспорте участка площадь - 1 454 350 кв.м - не соответствует площади участка, определенной в решении Арбитражного суда от 28 июня 2007 г. При этом фактическая площадь участка, составляющая 1 452 785 кв.м., меньше площади, указанной в кадастровом паспорте. Исходя из этого суд первой инстанции пришел к выводу о том, что некорректное формирование границ и несоответствие фактической и установленной арбитражным судом площади земельного участка являются причиной частичного нахождения сооружения - кольцевой велодороги на смежных земельных участках. При этом, удовлетворяя исковые требования ЗАО «Название», суд первой инстанции исходил из того, что А.Э.Г. неосновательно сберег имущество в виде платы за пользование кольцевой велодорогой, принадлежащей ЗАО «Название» на праве собственности. Разрешая спор в части встречных требований А.Э.Г. и отказывая в их удовлетворении, суд первой инстанции с учетом выводов, содержащихся в заключении судебной строительно-технической экспертизы, указал на несостоятельность доводов А.Э.Г. о том, что кольцевая велодорога не может быть признана объектом недвижимости, права на который подлежат государственной регистрации, а также на необоснованность его же доводов о том, что данная велодорога является самовольной постройкой. Судебная коллегия по гражданским делам согласилась с выводами суда первой инстанции и не усмотрела оснований для отмены решения суда. С такими выводами суда Судебная коллегия не согласилась.

Продолжение статьи: «Мнимые исковые требования с целью изменения подсудности спора».

Категория: Юридическая рубрика | Добавил: Administrator (2020-03-13) |
Просмотров: 59 | Теги: претензия, земельный участок, договор аренды, экспертиза
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наверх